В Мюнхене.

         Отель в Мюнхене назывался «Астор» и хотя в ваучере  был заявлен 3-х звездочным на самом деле оказался более комфортабельным. И это было заметно сразу,  по уровню сервиса и количества предложенных услуг. И была такая как бесплатный велосипед. Прокатиться на велосипедах по городу, как это делает местное население, было бы замечательно. Но я только в последний день прочитал это объявление в лифте на английском языке.  
     Машину поставил в подземный гараж. Очень удобно! Рядом! Не надо платить за стоянку.

Не успели мы позавтракать, а нас уже ждет экскурсовод – Татьяна, бывшая петербуржка. С ней мы совершили пешеходную экскурсию по городу и а потом автомобильную. Была бы возможность, ездил с экскурсоводом целый день. А так 130 евро за три часа. И экскурсовод заканчивает рассказ точно в указанное время. Ни минуты более – ждет следующая группа.

Одним из пунктов было посещение Пинакотеки. Татьяна нам объяснила, что существует два музей современного искусства и классического. Показала нам как туда добраться на машине, даже проехала с нами. И простилась, предупредив, что место для парковки можно искать целый день. Меня это не озадачило. И тут нам повезло – прямо перед нами освободилось место напротив входа в старую Пинакотеку. «Уезжает, уезжает» – закричала Лена, отчаянно жестикулируя и показывая на отъезжающий автомобиль.

Парковок в Мюнхене вполне достаточно. Движение по кольцу вокруг старого города, можно заехать и в него. Это можно сравнить с бульварным кольцом в Москве только пошире и центр поменьше. От него лучами во все стороны расходятся улицы – магистрали. А с Юго-запада на северо-восток, огибая центр, проходит скоростное шоссе. Если им воспользоваться, можно проскочить через город за 20 минут. Много улиц с односторонним движением. А машину можно оставить бесплатно, потому что платное время чаще всего с 9 утра до 5 вечера. Днем тоже можно стоять под знаком только не более двух часов или того меньше. Для этого кладешь на торпеду картонный циферблат часов ( имеется обычно в машине) и ставишь стрелки на то время, в которое выходишь из машины. Если подойдет инспектор, то он увидит, что машина оставлена менее чем два часа назад и не будет выписывать штраф. Так я понял их порядки. После Берлина и Бонна я решил больше не испытывать судьбу и утром в 8-55 побежал переставлять  машину, стоявшую под окнами отеля.

Это было воскресенье, поэтому вход в музей был бесплатный. Людей было ровно столько, что не возникало никаких очередей. О картинах говорить бессмысленно – их нужно видеть. В зале Голландцев были выставлены рядом две картины Рембрандта “Жертвоприношение Авраама” (одна из Мюнхенского собрания, а другая - авторский вариант из экспозиции музея Эрмитажа, что в Санкт-Петербурге), и можно было сравнить как художник по-разному выразил один и тот же сюжет.   Специально об экспозиции этой картины оповещали плакаты при входе.

Огромный зал посвящен Рубенсу. Когда смотришь на эти полотна, понимаешь что все твои фантазии о страстях человеческих - жалкий лепет. И ничего подобного ты никогда не вообразишь себе и не увидишь даже в кошмарном сне.

Обойдя музей два раза и два раза спросив у служителей, я так и не смог найти “Страшный суд” Босха. Хотя в путеводителе эта картина значилась. Наконец мне повезло, я услышал русскоязычного гида, подождав пока она сделает паузу, получил обстоятельный ответ, где же висит Босх. Оказывается эта небольшая картина 130Х65 находится у самого входа, и я мимо нее несколько раз проходил. По-моему Босх изобразил жизнь на несколько веков вперед.

А Лена под впечатлением от дома-мастерской Альбрехта Дюрера сфотографировалась возле его автопортрета.

      После Пинакотеки поехали в музей БМВ. К глубокому разочарованию он оказался закрыт на переоформление. Через всю Германию ехал, чтобы посмотреть. И такое!!!

На следующий день мы отправились в Дахау. Это уютный зеленый городок в десяти минутах езды от Мюнхена. К сожалению, музей на месте бывшего лагеря по случаю понедельника – выходного дня - был закрыт. Экскурсии там проводятся только с немецко-говорящим или англо-говорящим с гидом и начинаются в 13 часов. Убедиться воочию был ли в лагере крематорий или нет и постоять в воротах с надписью “ARBEIT MACHT FREI”, что в переводе “ труд делает свободным”, не удалось. Внешне это   небольшая территория с несколькими серыми бараками, обнесенная забором со сторожевыми вышками. По периметру можно обойти за полчаса. Вокруг деревья и цветы, как обычно в Германии.

Остальное время этого дня Лена потратила на хождение по магазинам, а я посетил Немецкий политехнический музей, где сфотографировался у настоящего самолета Мессершмит – 109 и Мессершмит – 262. Первого в истории реактивного самолета, выпущенного в производство в 1944 году.  
       Оставив машину возле музея, я пошел пешком через центр города. Побывал на рынке, затем поднялся на башню с восемью часами. Как мне объяснили, 8 циферблатов на башне сделано для того, чтобы сразу восемь человек могли узнать время.   
       Внизу с меня взяли 2.5 евро и я начал подъем на 22 этаж этого сооружения. Вид на город открывается великолепный. В комнате перед смотровой площадкой стоит стол и скамейки, можно принести пиво и выпить, там же на стене укреплена доска с пожеланиями от мэра Нью-Йорка, который тоже видимо когда-то поднимался сюда. Башня была два раза разрушена, последний раз во время войны. И восстановлена в первоначальном виде, как впрочем и очень многое в Мюнхене.

С башни я позвонил Лене, которая уже почти закончила с покупками и договорился встретиться на главной пешеходной улице старого города возле скульптуры писающего мальчика. С пакетами и сумками полными покупок уставшие от хождений мы вернулись в отель. По дороге зашли в универсам, где хотели купить разного пива, чтобы подарить в Москве. Однако Лена не захотела брать пиво в бутылках, потому что тяжело тащить, а с баночным в Германии проблемы.

В популярном пивном ресторане Хофбройхаус играет духовой оркестр.

Немцы не выпускают свое пиво в банках, поскольку считается что пиво в такой таре изменяет свои вкусовые качества. Поэтому если случайно увидишь баночное, то значит это импортное или сварено и разлито для экспорта.

.   Потом все рано пришлось купить бутылочного. Заход в продовольственный магазин стоил нам один евро, хотя мы ничего и не купили. Чтобы выти нужно отстоять очередь в кассу, а отдельного входа без покупок нет. Тележку же берешь вставляя в специальную прорезь монету в один евро, вытащить которую можно только тогда, когда отвезешь тележку обратно где взял. Мы, намотавшись за весь день, бросили тележку с закусанным евро в торговом зале. Кто-то из мюнхенцев обогатился на один евро.

Побывал я в метро. За проезд решил не платить. В метро там 8 линий, которые объединяются в общую сеть с электричками. Все это собирается в центре под главным железнодорожным вокзалом. Это как бы основной пересадочный узел. Станции метро расположены в четыре этажа. На каждом уровне пересечение двух линий – пересадка через платформу. Мне нужно было доехать до ближайшей к Немецкому музею станции и забрать там машину. По схеме получалось две остановки, но я потратил на это час с лишним, поскольку поезда ходят с интервалом в пятнадцать минут. (Это еще был вечер). А я сел сначала не в ту сторону, а потом еще и проехал нужную станцию. В метро тихо и пустынно, некоторые одинокие пассажиры курят на платформах.

    В Мюнхене мы находились четыре дня и три ночи. На целый день задержали сдачу машины, ведь срок истекал в семь утра, а мы возвратили ее в 7 вечера, за что нам прислали уже в Москву счет на 22 евро. Естественно уже списав деньги с карточки. Этот последний день мы провели в поездке в замок короля Людвика II - Нойшванштейн.

          ЗАМОК Нойшванштейн.

Нам было легко уезжать, поскольку впереди нас ждало еще одно удивительное открытие – романтический замок. Поэтому позавтракав, быстро собрали чемоданы и только на окраине Мюнхена вспомнили, что забыли ботинки. Пришлось возвращаться.   
      Солнечная дорога в  замок Нойшванштейн идет через Гармиш-Партенкирхен   – лыжный курорт в горах. Гармиш и Партенкирхен – это в прошлом две деревни, которые разрослись так,   что слились в один город. Вокруг горы, вершины некоторых белые. Там находится самая высокая гора в Германии - Цугшпице. Видны долины трасс для горного спуска. Подъемники. Сезон там начинается в декабре, когда выпадает снег.

Перед горами двух полосный автобан превратился в двустороннее однополосное шоссе. Скорость пришлось снизить с 140 до 80 км/час. От предгорий Альп до города Фьюссен мы собственное ехали, все же остальное время движения – по автобанам – я бы назвал полетом, поскольку процесс вождения напоминает пилотирование, главная задача которого не вылететь с трассы. Расстояние на этих дорогах имеет лишь второстепенное значение, поскольку важнее мощность двигателя твоего автомобиля, и уже не важно сколько тебе нужно проехать – 150 или 300 километров – все зависит от того с какой силой и усердием ты будешь давить на «гашетку». А если машина мощная и удобная, то время в пути проходит незаметно.

Пока мы ехали, погода менялась несколько раз – то дождь, то солнце. Переехали границу Австрии. Заправились. Кстати это была третья заправка за всю поездку. Платил за каждую 40 – 45 евро, литр дизельного топлива стоил около 1 евро. Дальше вдоль железной дороги, по которой через каждые полчаса ходит поезд из двух вагончиков. Шоссе часто пересекает железнодорожные пути. Мы ехали параллельно идущему поезду, на каждом переезде пропуская его вперед, а затем догоняя.

Дорога по Австрии замечательная, но быстрой ее не назовешь. Добрались до города Фьюссен примерно за час ( 62 км) и увидели на горе замок Нойшванштейн.

До начала экскурсии успели пообедать в горном ресторанчике. Потом сели в автобус. На билетах было указано строгое время начала экскурсии, предупредив, что опоздания на 5 минут вполне достаточно, чтобы группа ушла без нас, а без нее   в замок мы уже не попадаем. Сойдя с автобуса, пошли смотреть мост над пропастью. Он называет мост Марии и расположен на высоте 92 метров над пропастью, на дне которой течет река. Кроме того, что с моста открывается прекрасный вид на замок, больше ничего примечательного в нем нет.

На мостике стоял человек в национальной одежде готовый за небольшую плату фотографироваться со всеми желающими. Но этого сделать не удалось, поскольку до начала экскурсии оставалось минут 6-7. А до замка еще далеко. Протиснувшись сквозь толпу японских туристов и спросив дорогу у какого-то негра, мы побежали сначала вниз по склону, а затем вверх, где на горе должны быть ворота замка.

Замок полон роскоши, картин, утвари, ковров и скульптур. Это больше музей, чем жилище. Хотя то, что мне трудно представить домашним интерьером, для короля виделось нормальным. И все-таки ощущение, что король был не совсем здоров разумом не покидало меня. Ведь реальной власти у него не было. Так что замок - это скорее очень дорогой каприз, чем символ монаршей власти. Хотя он там прожил всего 172 дня. И умер.

Когда экскурсия закончилась, нужно было спешить в аэропорт. Так и не удалось спокойно полюбоваться королевским альпийским уголком.

По дороге попали первый раз в пробку из-за аварии на автобане. Движение перекрыли за километра три. И машины двигались медленно по резервной посоле, затем уходили на перпендикулярную дорогу. Пришлось понервничать – как бы не опоздать на самолет! Проскочили Мюнхен за 20 минут, а дальше - в аэропорт. Тут на карте я увидел, что возле Мюнхена есть еще один аэропорт. Какой же нам нужен? А на трассе по которой мы мчимся, ни одного указателя о нахождении аэропорта. В результате свернули на какую-то дорогу и попали на территорию магазина ИКЕЯ «Нет идеи – иди в ИКЕЮ». Магазин уже закрыт. Ездили вокруг, искали хоть кого, чтобы спросить – ни души! Увидев пролетающий над головой самолет, поняли в какой стороне находится   аэропорт. Это совсем рядом. Опять выехали на шоссе, два раза развернувшись через сплошную и устремились к аэропорту. Первый указатель появился за 3 километра.

Огромный подземный гараж для сдачи прокатных автомобилей. Я сдал автомобиль за секунд 15, нет пожалуй за 3 - только отдал девушке ключи и ответил, что никаких проблем нет. Спасибо.

Конечно в аэропорт успели с запасом в два с половиной часа. Лена потратила это время на Дьюти-Фри. В аэропорту были тихо и пустынно.

 

ЭМИРАТЫ. Надеясь, в жаре аравийской пустыни и ласковых волнах Персидского залива растает холод наших отношений, я долго, с конца ноября, я уговаривал Лену отправиться в Эмираты. И вот, наконец, в середине января она согласилась. Казалось бы убежать из морозной Москвы на несколько дней на красивый солнечный курорт любому покажется весьма заманчиво, однако для нас такое понятное решение оказывалось весьма проблематичным. Мне вот нравится уехать в далекие края, особенно, когда в Москве стоит мерзкая погода, а таковой она является почти две трети года, моя жена проявляла перед каждой поездкой завидное упрямство. И потом мне я даже удивлялся самому себе: как все-таки смог ее уговорить.

Дубай с высоты птичьего полета. Ближе к звездам. Ближе к мечтам.

ПАРИЖ.

Так же было даже перед поездкой в Париж - город, побывать в котором мечтает, наверно, каждый, а женщинам почему-то особенно хочется подышать его воздухом. Насладиться атмосферой этого города, хотя ничего особенного в этом городе я не увидел – толпы туристов и все хорошо известные достопримечательности – Эйфелева башня, Лувр и театр варьете Мулен Руж. В первый же день мы увидели многое из того, о чем мечтают среднестатистические туристы: Мону Лизу, Собор Парижской Богоматери, Эйфелеву башню, а дополнительно, как для особо увлеченных, Сакре Кер, Монмартр, капеллу Сент-Шапель, Елисейские Поля и Триумфальную арку. Еще мне удалось, как особо увлеченному военной тематикой самостоятельно побывать в Музее оружия, заодно осмотрев и гробницу Наполеона в Доме Инвалидов, поскольку все это находится в одном месте.

Жаль, что нам так и не удалось побродить по Парижу просто так   Лена в первый же день во время пешеходной экскурсии так натерла ноги, что у ней вздулись огромные водяные мозоли, и она отказалась вечером выходить из отеля.

На следующий день вечером я все-таки уговорил Лену совершить прогулку на кораблике по Сене. Обратно от пристани возле Эйфелевой башни нас довез добродушный негр-таксист на новом просторном Пежо и всего за десять минут. Наверно так и нужно было передвигаться или сразу арендовать машину, но мы, вспоминая пробки и проблемы с парковкой в Мадриде, решили пользоваться только метро.

Нас сопровождал замечательный молодой человек – Валера. Его предложение я отыскал во всемирной паутине еще в Москве Валера, бывший москвич, учился в Сорбонне и свободно владел французским, английским и конечно русским. А работа гидом давала ему прибавку к скромной стипендии студента. Встреча с ним стала большим светлым пятном за все время пребывания в Париже. Омрачена наша поездка была обманом одного российского мошенника, который добровольно вызвался забронировать мне все отели поездки, получил деньги, но ничего не сделал. Настроение испортилось сразу, в первом же отеле Holliday Inn Garden Countулице Rudin, когда решепшеонистка заявила нам, что номер не оплачен. Стало досадно не столько потерянных денег, примерно одной тысячи Евро, сколько из-за обмана человека, которому я в общем-то искренне верил и надеялся, что он не подведет. Этому человеку я поверил, на него понадеялся, дал ему денег без расписки, а он мне просто грязно обманул. И не переставал обманывать потом, удивленно заявляя, что, мол, забронировал и оплатил отели и автомобиль как положено. За это, а также и за обман и других людей, он и попал через два года в тюрьму на четыре года.

Отель, в котором мы остановились в Париже, находился в 20 метрах от входа в метро. Номер нам достался со всеми удобствами совсем не был похож на шкаф, по нему можно было даже ходить, (мне говорили, что в парижские гостиницы состоят из комнатушек с привинченными к потолку телевизорами, а в кроватях даже водятся клопы, не говоря уже о тараканах). У нас был маленький балкончик, с него открывался вид на черепичные крыши, засаженную каштанами улицу и площадь с круговым движением. За площадью стояла церковь своевременной постройки, а дальше зеленел парк. На стене в номере висела картинка с раздевающейся путаной. 
       ЭМИРАТЫ. Со времен глубокой бедной юности я мечтал пригласить девушку на красивый солнечный курорт и жить с ней в комфортабельном белом современном отеле в просторном и светлом номере, окна которого выходили бы на побережье, и по ночам сгорая в объятиях можно было бы слышать шум прибоя.   
               В реальности таким отелем стал забронированный Гранд Шарджа

Самым интересным событием в этой поездке было посещение одной из самых дорогих гостиниц в мире «Бурдж аль Араб» или, проще говоря «Паруса», а самым значительным – покупка шубы.

Просто так приехать в гостиницу нельзя – нужно заказать экскурсию. Нашим гидом был Алик, азербайджанец из Баку. В его сопровождении мы и вошли в сияющее роскошью фойе. Одним из ярких впечатлений стало обилие живых цветов и фонтанов, каскадов стекающей воды, ручейков. Символично, что в пустыне обилие воды считалось самым большим богатством. Лену эти струйки привели в непонятный восторг, она попыталась заткнуть пальцем отверстие, откуда била струя и облила себе платье. Затем поднялись на лифте с позолоченными дверьми на верхний 26 этаж, где располагался бар-ресторан и откуда открывался вид на искусственный остров «Пальма».

Не могу сказать, что я испытал восторг от блеска интерьеров, лебезящей бесчисленной прислуги, огромной хрустальной люстры, каскадов фонтанов, аквариума с морскими рыбами, позолоченных дверей, персидских ковров, от изобилия огромных ваз с живыми цветами ( Алик уточнил, что цветы обновляются каждый день),   - все это так необычно для простого человека, но видимо очень важно для привилегированных особ, останавливающихся в этом отеле. Минимальная стоимость номера в сутки две с половиной тысячи долларов, а максимальная – 17. Есть и специальные номера для шахов. Возле входа стоит несколько дорогих автомобилей марки Феррари и подобных, которые предназначены для подарков гостям отеля. И делает такие подарки шах по собственному усмотрению, подходит к заинтересовавшему его человеку и после короткой беседы протягивает ключи от авто. И так по уверению Алика происходит каждую неделю.

Это было наше последнее путешествие в страну моей солнечной мечты, в страну, возникшую в раскаленной голой пустыне, благодаря усердию и нефтяным деньгам местных шейхов. Случайно или нет, состоялось мое знакомство с новой профессией – торговца парфюмерией - но именно благодаря этому я и отправился впервые 10 с лишним лет назад в Арабские Эмираты. Где рядом с Международной зоной свободной торговли, портом Джабель Али, куда прибывают корабли из всех стран, возник крупнейший рынок самых разнообразных товаров и том числе парфюмерии.

В Эмиратах я почувствовал себя легко и свободно. На арендованной машине, а это была настоящая японская машина, что для россиянина, воспитанного на мысли, что самая лучшая из доступных машин – Жигули, уже было праздником; я катался по дорогам и автострадам, которые в те времена были почти свободны от движения и содержались в отличном состоянии. Везде меня встречали приветливые арабы или индусы, предлагавшие что-нибудь купить, и если я покупал, они радовались еще больше. В каждом магазинчике были на выбор экзотические фрукты, а днем можно было купаться в теплом море. Страна мне так понравилась, что мне казалось лучшего места для отдыха зимой и не найти.

    Сейчас размышляю, кто из нас был в большем восторге от первой поездки? Тогда, почти восемь лет назад, когда я пригласил Лену в поездку в Эмираты, и она согласилась, я был от счастья на седьмом небе. Мне казалось, что сбылась моя мечта. И после этого я не видел иного продолжения наших отношений кроме как предложить ей пожениться. Что я и сделал тогда почти девять лет назад за столиком кафе в аэропорту. Мысль о расставании, разлуке пугала и беспокоила меня. Хотелось, чтобы Лена была всегда со мной.

Теперь, когда мы во второй раз прилетели в Дубай, напрасно я искал в аэропорту то кафе с пластмассовыми столами и стульями.    От него не осталось и следа – аэропорт был полностью перестроен. Огромная сарделька главного терминала вобрала в себя все службы обеспечения, залы ожидания, таможню, пункты выдачи и проверки багажа. Теперь пассажиров не перевозили автобусами по взлетному полю, а они сами шли к стойкам паспортного контроля по бесконечному коридору с движущимся тротуаром.

    Не стало и того зала, где располагались прокатные конторы автомобилей, где я немного понервничав из-за отсутствия кредитной карты, наконец, все-таки получил машину. И мы с Леной отправились в наше первое путешествие в арабский Нью-Йорк – столицу Эмиратов Абу Даби

   Перелет из Домодедово в Дубаи длился пять с половиной часов. Авиакомпания «Вин-авиалинии» задержала вылет всего на один час, так что перелет можно назвать успешным.   Может, меня назовут занудой, зачем об этом писать, ведь не на сутки же задержали?!

    Тогда в мае, в стране уже стояла жара. Сейчас же в январе температура была + 25 градусов. Конечно, мы ощутили перепад, ведь в Москве был мороз, но как ко всему хорошему, к теплу мы быстро привыкли. Я был рад, что погода хорошая, что нас встретили, усадили в автобус наподобие ритуального и повезли в отель. Собственно сомнений в погоде у меня и не возникало, хотя Лена   высказывала сомнения. Ёе, видимо, немного удивляло, как же так всего пять с половиной часов полета, и ты перенесся из зимы в лето, из грязи и серости в солнечные долины, усаженные пальмами и цветами. И я видел, что она счастлива от такой приятной перемены, упаковывала куртку и кофту в чемодан. Доставая более легкие вещи. Затем, вооружившись фотокамерой, поспешила заснять момент нашего прохождения из аэропорта в автобус и долго потом делала мне какие-то знаки из-за стекла. Пока я курил на улице.

  И вот, наконец, все собрались, и автобус тронулся. Пока туристов развозили по отелям, пошел восьмой час вечера, а пляж открыт только до семи. Поэтому искупаться мы не успели, пошли ужинать в местный ресторан.

   Отель представляет собой 5-ти этажное здание, большая часть номеров выходит на море. Нам досталась комната метров 25 на втором этаже со всеми удобствами 4-х звездочного отеля. На решепшене с нами говорили по-русски и даже надписи в лифте и в ресторане были помимо немецкого и английского тоже на русском. Приветливые портье принесли наши чемоданы номер. За все время проживания не было оснований в чем-то упрекнуть обслугу, не к чему-то придраться в интерьере или жаловаться на распорядок – все было просто очень хорошо.

     И хотя отель на 90 % населяли одни русские, а многие, судя по их манере говорить, не из Москвы, что, впрочем, неважно, все вели себя хорошо: пьянок с песнями и плясками до утра не утраивали, телевизор на полную громкость не врубали, в лифтах не курили, на пляже матом не ругались, возле бассейна не мусорили.

   На следующий день 31 января в среду мы отправились на пляж. Он в этом отеле довольно широкий и просторный с достаточным для всех количеством лежаков и матрасов. Пока я узнавал об аренде машины и возможных экскурсиях, Лена заняла места на траве под пальмами. Это было очень удобно, поскольку песок не попадал на вещи. И казалось, что почти как в Подмосковье, где, приехав купаться на реку, располагаешься на траве.

          В прокатной конторе мне предложили весьма и весьма скромную Тойоту Короллу: стеклоподъемники ручные, а магнитола кассетная, но менеджер уверяла меня, что заменит машину по первому требованию. Такая возможность замены на более навороченную успокоила.   Тем более, что за 35 долларов в сутки в течение шести дней можно было поездить и просто на машине, а не на крутой Машине..

    После обеда, когда солнце начинало клониться к закату и жара спадала Мы выехали из отеля и направились в Думай. Я удивлялся, как стремительно развивается страна. Я не узнавал ни улиц, ни дорог, ни зданий – ничего, все, казалось, за несколько лет было построено вновь. На месте 8-ми этажных зданий теперь стояли 22-х этажные, на площадях, где прежде были пустыри,   теперь красовались великолепные мечети.

   Как восемь лет назад мы вновь ехали по Дубаю. Тогда мы начали наше путешествие от аэропорта. С трудом вспоминалась та дорога.   Мимо многочисленных автосалонов, стоящихся высотных зданий, заборов, опускаясь в туннели и вновь оказываясь на поверхности, перестраиваясь с одной автострады на другую. Первые километры по идеально уложенному раскаленному на солнце асфальту мы проехали, любуясь высотными зданиями из стекла и бетона. И солнечные блики играли в их голубых стеклах. И еще запомнилась песня «Памяти Карузо» в исполнении Лучано Паваротти.. С тех пор эта мелодия не дает мне покоя, воспоминания и чувства невозвратимости счастливых мгновений подступают к сердцу щемящей тоской.     Быть может это было удивительно для нас, но обычно для других, однако я не силах сдержать слез, когда слышу «Памяти Карузо». Она уносит меня в воспоминаниях к самым истокам наших отношений, даже не отношений еще, а только первых шагов знакомства. Вспоминанию, что Лена даже не умела управлять автомобилем. И тогда я дал ей впервые в жизни порулить. Это было далекое счастливое начало на машине Тойота Кроссейдия.

    В Дубае, неподалеку от памятника в виде часов, который является географическим центром города, построен торговый центр City Center. Увидев этот огромный магазин, Лена сразу выразила жгучее желание там побывать. Оставив машину в подземном паркинге, мы провели весь вечер, блуждая по супермаркету. На первом этаже находится Corremforn, где мы купили фрукты и воду по очень низким ценам. Поужинали в Панде – китайском ресторане быстрого питания, на практике которые оказался не таким уж и быстрым.

     День, казалось бы, должен закончиться успешно, если бы не победа Арабских футболистов в Кубке стран Персидского залива. Восторг болельщиков выплеснулся на улицы города, где они создали своими машинами, раскрашенными в национальные цвета флага, бесконечные пробки. Не могу утверждать, что все эти беснующиеся люди были болельщиками. Наверно большинство местного населения вышли на улицы. Мальчишки плясали на мостовой, поливали друг друга из баллончиков пеной для бритья. Кто-то подскочил к нашей машине и открыл двери, что-то начал нам кричать, размахивая руками, но увидев, что мы – иностранцы из баллончика обливать не стал.

   Я опять сбился с дороги и попытался сориентироваться в городе и к глубокой досаде попал в самую глухую пробку из беснующихся болельщиков. Они устроили на проезжей части что-то вроде карнавала: надели маски, какие-то балахоны, раскрасили лица , размахивали флагами. А вокруг грохотали петарды. Праздник был в самом разгаре. К этому шуму прибавлялось еще и гудение автомобилей, когда кто-то начинал так отчаянно газовать что машина начинала трястись не двигаясь с места и выпуская при этом тучи выхлопных газов. Другие любители футбола, особенно на джипах, развлекались интенсивной пробуксовкой, удерживая автомобиль на месте тормозами. Покрышки горели, поднимались тучи дыма, разносился запах паленой резины. И такие «развлечения» приводили местную публику в восторг. Из окон других машин они показывали вверх поднятый большой палец, что означало «Классно газуешь».

        Я терпеливо полз в потоке со скоростью 3-4 км в час, но Лена обвинила меня в том, что я заехал в пробку наперекор ее советам ехать по другой дороге, и выскочила из машины, хлопнув дверью, и мгновенно скралась в толпе прыгающих и кричащих людей.  
        Поскорее припарковавшись у обочины, я побежал за ней, переживая, что с европейски одетой женщиной может что-нибудь случиться в толпе возбужденных арабов. Мои попытки найти ее оказались тщетны. Через 20 минут я вернулся в машину и продолжил выползание из пробки. 
      Когда через полтора часа я наконец добрался до номера, увидел ее спящую. От напряжения выпил банку пива. Тревога улеглась, пришло облегчение и умиротворение, на глаза навернулись слезы, понимая, что от перевозбуждения не смогу заснуть я выкурил последнюю в пачке сигарету и, выпив таблетку успокоительного, лег в пастель.

  За этот день мы проехали всего 49 км.

1февраля четверг. Весь день провели на пляже, а вечером опять поехали  в Дубай. До 11 ночи ходили по центру города, состоящему из мелких магазинчиков, где накупили парфюмерии, сумок, галстуков. Ориентиром нам служил Золотой рынок. В одном из магазинов Лена долго примеряла кольцо, а продавец уговаривал ее, постепенно снижая и снижая цену.  Но это был первый магазин, куда мы зашли, и на мой взгляд, что прежде чем покупать именно в нем, нужно обойти соседние. Поэтому я увлек Лену за остальными покупками. Мне нужно было купить парфюмерию по списку московского дефицита приготовленного Пашей. Я торговался, переходя из магазина в магазин. От парфюмерного смрада у меня дико заболела голова, и я на ходу я глотал таблетки. Лена тем временем закупала сумки. В заключение шопинга мы купили два чемодана, куда и уложили все покупки и двинулись к парковке. И конечно заблудились, шли наверно полчаса пока увидели нашу машину. Лена во всем обвинила меня.
      На обратном пути болельщики опять утроили карнавал на дороге. И мы подумали, что это футбольное торжество будет продолжаться весь наш отпуск.

2 февраля пятница Хорошо, что небо было в тучах, поэтому наша поездка в Фуджейру к побережью Индийского океана была особенно кстати. Удачно выехав из Шарджы, мы в очередной раз убедились в прекрасном состоянии арабских дорог. Только вот бензоколонок на них пока мало построено.

          Дорога до Фуджейры была короткой – всего 120 километров. Ограничение на трассе тоже 120 . Машин было очень мало и все ехали по правилам. В Эмиратах почти на всех дорогах установлены радары, фиксирующие нарушения. В конце года лихачу приходит пачки квитанций для оплаты штрафов. Впрочем, ехать быстрее установленного и не было необходимости. Я передал руль Лене. Сам решил фотографировать пустынные пейзажи. Ничего интересного не получилось. Вскоре проехали рынок ковров. Здесь останавливаются практически все туристические автобусы, и народ идет покупать настоящие персидские ковры. Правда, как пишут путеводители, продаваемые там ковры далеко не того качества, которое рекламируют продавцы. Мы не остановились.

В уме я пытался сложить километры наших поездок,  получалась цифра в несколько десятков тысяч, не считая экскурсионных поездок. А  теперь этому приходит конец. Уходят, улетают в прошлое… Да разве это были поездки? Я бы назвал их полетами к мечте, ведь мы увидели  те города, о которых мечтали с детства.

ЛИССАБОН произвел впечатление застывшего во времени старого города, он остался в том виде, в котором был построен сотни лет назад. Ветхие домики, каменные ступени, древние двери, улицы шириной в метр. Землетрясение 1755 года разрушило большую часть города, он был отстроен заново. Но та часть, по которой мы шли, сохранилась. Этим домам должно быть более трехсот или четырехсот лет. Конечно, многие из них перестраивались, но общее впечатление это не изменило. Во всем неприкрашенная древность. И дух романтики, навеянный океаном, витает в воздухе вместе с запахом жареной рыбы.


Лиссабон. Мост 25 апреля.