Отель Rathauspark, полное название Austria Trend Hotel Rathauspark, был построен в 1882 году. Несколько лет назад здание было капитально отремонтировано, так что интерьеры имеют вполне современный вид. В былые времена в этом отеле любил останавливаться Стефан Цвейг. Упоминаний о других исторических личностях в описании не было. Вид из окна оказался весьма скромным, поскольку окно выходило во двор, и можно было видеть лишь прямоугольник уходящих вниз стен.

Отель был вполне комфортабельный, удобный, с вежливым персоналом, чистыми номерами. От него до ближайшей станции метро «Ратуша» было 7 минут ходьбы. Единственно, что нас несколько разочаровали размеры номера, подумали, что за 170 Евро могли бы предоставить комнату и просторнее. Стало ясно, что компания, отправившая нас в Вену, получила от отеля скидку за такой скромный номер, а нам продала по розничной цене. Стало очевидно, что обратись мы в отель напрямую, получили бы другой, более просторный и комфортабельный номер. У администратора купили единый туристический билет (рекламка висит внизу на двери) на три дня, позволяющий получать скидки при посещении музеев и выставок, а также включающий в себя стоимость проезда на городском транспорте. Экономия от приобретения билета возможна, если посещать не менее трех мест в день.

Зато нам предоставили удобные билеты, мы летели Австрийскими авиалиниями, приземлились в начале пятого и через два часа уже распаковывали чемоданы в своем номере. Из аэропорта поехали в город на электричке. Проигнорировав разрекламированный экспресс «САТ», мы дождались обычного поезда, который в пути на десять минут дольше, а билет на него стоит в два раза дешевле – 4 Евро вместо 10.5 Евро на «САТ». И когда вошли в вагон убедились, что именно таким поездом пользуется большинство. Проплыл мимо ярко освещенный словно парк развлечений химический завод. Феерическое зрелище. Тысячи разноцветных лампочек и прожекторов освещали разнообразные конструкции – трубопроводы, цилиндры и сферы. И казалось, что сейчас откуда-то сверху пронзит пространство луч гиперболоида инженера Гарина. И завод взлетит на воздух. Поезд остановился всего несколько раз и мы заволновались: как бы не проехать нужную остановку. Тогда я попытался выяснить долго ли до центрального вокзала у сидящего по другую сторону вагона молодого человека. Каково было мое удивление, когда он свободно заговорил по-русски, правда с серьезным акцентом. Молодой человек, рассказал, что он стажируется в Москве, и подсказал, когда выходить. на центральном железнодорожный вокзал Вена-Витте. Воспользовавшись возможностью, я расспросил его о наиболее примечательных для любителей живописи местах Вены. Так что можно было еще прогуляться по вечернему городу. Так мы и поступили.

Выйдя из отеля, направились к площади, в центре которой стоит собор Вотивкирхе в стиле новой готики. На фоне темного неба горели, подсвеченные прожекторами, две 99 метровые взметнувшиеся ввысь башни. Теперь в уютном кабачке на площади напротив собора можно было расславиться. Теперь мы в Вене, в сердце Европы, и сейчас заботливый кельнер принесет пива и шницель по-венски. Современная Вена, несмотря на обилие тяжелых, неуклюжих, мрачноватых, холодных зданий, удивительно воздушный и легкий город, где постоянно чувствуешь себя умиротворенным и расслабленным, довольным и сытым, красивым и молодым. По современной Вене, по этому кажущемуся, медленным, ленивый, сонливый, никуда не спешащий, в меру красивому городу , но удивительно удобный и приятный для жизни и отдыха.

Многие побывавшие замечают, что Вена самый благополучный и удобный для жизни город в Европе. И действительно везде нас окружало спокойствие и размеренное движение. Даже удивительно сначала было видеть в центре безлюдные улицы, на которых не только нет тысяч припаркованных машин, но и нет торопливых толп озирающихся смуглых приезжих. Это было осенью 2012 года, и на асфальте лежали желтые листья каштанов. Впервые я побывал в Вене десять лет назад. Как тогда было «все впервые и вновь». Тогда с раннего утра до позднего вечера я шагал по улицам Вены, стирая подошвы ботинок, шагал до образования мозолей и тяжелой усталости, от которой провалившись в воздушные перины постелей «Хилтона», сразу крепко засыпал. И поскольку это была одна из первых поездок в Европу, она хорошо запомнилась. Теперь воспоминания о тех днях в Виндабоне кажутся самыми яркими. Этот город стал первой европейской столицей. После этого я несколько раз возвращался в Вену, но это были уже другие впечатления. Так что теперь уже зная город, я уверенно шагал по его улицам и переулкам. Теперь я не смогу заблудиться, даже если захочу.

Путеводители сообщают, что Вене широкие и хорошо продуваемые улицы, так что даже в жару всегда чувствуется сквознячок, что надо учитывать, одеваясь на длительные прогулки по городу. В Вене на любой станции Метро, есть общественный туалет, пользоваться которым можно, даже если вы никуда ехать не собираетесь. Вода в Австрии, в том числе и Вене, исключительно чистая и очень вкусная. Для питья используют воду из крана, около уличных кранов есть надпись, “для питья”. Что удивляет в Вене - это возможность, еще встретить коренного австрийца на улице, в кафе, магазине. В большинстве стран Европы, это почти невозможно, там везде одна толерантность. Венцы, несмотря на кажущуюся отрешенность и внешнюю суровость, очень доброжелательны, ответственны и коммуникабельны. Они не успокоятся до тех пор, пока не увидят, что вы их правильно поняли, не сочтут за труд проводить вас к нужной кассе или остановке, помочь вам разобраться с картой и т.д.

В Вене Много памятников политическим деятелям разных эпох и просто людям, оставившим свой след в истории, венцы чтят их заслуги. Там жили и работали: Моцарт, Бетховен, Шуберт, отец и сын Штраусы, Малер, Вивальди, Грегор Мендель, Теодор Херцль, Зигмунд Фрейд. В 1537 году в Вена был заложен парк Пратер, один из древнейших на континенте, здесь сохранился дом увеселений (1782 год), сейчас в нем ресторан. Колесо обозрения (1897 год) высотой 67 метров, с пятнадцатью кабинками, действует по сей день. Венская Опера – это один из лучших и красивейших оперных театров мира (построен в 1861-1869 г.), его прекраснейшее внутреннее оформление можно посмотреть, даже если вам не повезло и вы не достали билеты на спектакль. В Вене несколько драматических театров, в том числе знаменитый Бургтеатр 1874-88 годы. Второй по величине парк Вены – Donaupark, разбит в 1964 году. Здесь стоит самое высокое здание – башня Донаутурм (252 м). На высоте 170 м, расположен вращающийся ресторан, со смотровой площадки видна огромная панорама столицы, одно из удобнейших мест для фотосъемки.

Красивейшее место Вены городской парк, разбит в 1857 году. Огромные деревья, ровнейшие газоны, прекрасный пруд, отличные кафе, музыкальный зал, скульптуры великих композиторов и художников, все в полной гармонии,- создается незабываемая атмосфера для отдыха. По особому, красиво, выглядит Вена ночью, мягкая не броская подсветка, исторических сооружений, придает им сказочный облик. Новая урбанистическая застройка освещена более энергично, подчеркивая геометрическую точность объектов, элегантно выглядящих на фоне темного неба. По утрам, рано, когда еще только первые постояльцы спускаются к завтраку, я выходил на прогулку, и бодрым шагом мимо Ратуши проходил к Рингу и за 10 минут добирался до центральной площади перед Новым Бугом, и затем возвращался по обратно мимо Бургтеатра и Университета.

Поездка началась потерей очков. В Домодедове, уже миновав паспортный контроль и заказав кофе, я достал из сумки путеводитель и в предвкушении нового или немного забытого старого хотел его почитать. И тут в полной мере осознал глубину катастрофы – я потерял очки. Теперь я не смогу ни читать, ни писать! Напрасно я нервно вывернул на стол сумку, все еще надеясь, что футляр окажется на самом дне под дорожным барахлом. Но, увы - его не было. Тамара заявила, что со мной могло произойти и не такое, поэтому мне нужно радоваться, что потерял я не паспорт, и что мы еще не опоздали на самолет. Тамара дала мне резервные очки, которые возила с собой на всякий случай, поскольку они удобно вчетверо складывались и помещались в футлярчик размером чуть больше спичечного коробка. Пользоваться ими было неудобно, поскольку каждый раз приходилось мучительно долго раскладывать, при этом каждый раз выслушивая замечания  «Смотри не сломай мои очки. Я их в Лондоне купила!»

Утром отправились в Бельведер. В этом году во дворце была организована выставка, приуроченная ко дню 150-летия со дня рождения художника Густава Климта. Когда мы вошли на территорию дворца и направились к основному зданию, с нами заговорил идущий рядом старичок. Случайный прохожий, через парк Бельведер можно пройти как через проходной двор, представившись работником российского торгпредства, и находящимся в Вене еще с советских времен. Услышав, что мы восторгаемся красотой и великолепием дворца. Он заговорил с нескрываемым сожалением, что сейчас вовсе не все так хорошо в Австрии и в частности в Вене, как кажется туристам на первый взгляд. И главное, как это было в былые времена, когда он еще оставался советским дипломатом. Он посетовал, что со временем жизнь так изменилась и вот теперь из-за коррупции стало трудно работать, а вот в Советские времена было гораздо лучше. И ностальгически вздохнул. Мы попрощались, пожелав ему здоровья, и вошли во дворец.

Резиденция Belvedere была построена в Вене по велению принца Евгения Савойского – австрийского полководца в 1714 -1716 годах, руководившего разгромом турецкий воск в 1680 году. Этот дворец один из красивейших в Европе. В частности известен тем, что в нем в 1955 году был подписан договор об окончании оккупации Австрии. И Советские войска неохотно отправились в Россию. В Вене по этому случаю был объявлен неофициальный праздник. Народ гулял, пил шампанское, звонил в колокола, салютовал фейерверками. На долгожданной выставке Г. Климта было людно. Конечно, ведь художник всемирно известен и всеми любим. Его картины растиражированы в миллионах репродукциях, их можно увидеть и на обеденной посуде и на кухонных календарях. Потом осмотрели залы импрессионистов.

В последний день нашего венского уик-энда, погода испортилась, свинцовые тучи потянулись по небу. С утра было пасмурно и хмуро. Подул холодный ветер. Тамара предложила съездить в Шернбрун. Не сказать, что меня особо привлекал этот дворец, но альтернативы сразу подобрать не получилось – разве что по Гитлеровским местам – поэтому пришлось согласиться. Аллеи усыпанные желтыми листьями, низкие, стремительно бегущих тучи. Возле входа в метро две молодые женщины боролись с автоматом по продаже входных билетов. Услышав русскую речь, они обратились к нам за помощью. Автомат не хотел списывать с кредитки деньги за билет и соответственно выдавать билет. Видимо у женщины была карта «не той системы» такие венские автоматы не воспринимают, а налички у ней не было . Странно , что без налички в чужом городе. Наличка ведь – святое. Мы долго нажимали разные кнопки, наконец, автомат засосал карточку и замер, не желая ее выплевывать. Женщина занервничала. «Нечего, подождите немного - сказал я – через часа полтора работник по обслуживанию автоматов обязательной придет и все наладит!» И в этот момент автомат вернул карточку. Посоветовав кататься на метро «зайцами», все равно никто билеты не проверяет, мы спустились на платформу.

Когда мы переходили с одной линии на другую,  неожиданно заболела нога. Она начала хромать, и скорость нашего движения замедлилась до 500 метров в час. Мне так и осталось непонятным, что же в действительности было у нее с ногой? Почему вдруг ни с того ни с сего ей стало больно наступать? Может быть, Тамаре просто не хотелось никуда идти? Она, как обычно, устала на третий день путешествия. Метро в городе радует своей чистотой и безлюдьем. Не знаю, как там во дворцах московской подземки, в Лондоне по платформам и эскалатором ходят толпы. Здесь же в вагонах всегда есть свободные места, и никакой толкучки при входе и выходе. На платформе можно играть в ручной мяч, а лестницы настолько широкие, что можно спускаться первомайскими колоннами. Бомжей, пьяных и грязных субъектов не встретишь. Не видно и негров, арабов крайне мало, индусов и прочих черных вообще нет. Городской метрополитен состоит из пяти линий, обозначенных номерами от 1 до 6, линии под номером 5 почему-то не существует.

В Шернбурне мы увидели, что значит хорошо разрекламированная достопримечательность. В кассу выстроилась очередь на полчаса, билет стоил 23 Евро, а желающих побывать во дворце все прибавлялось и прибавлялось. Очередь в кассу щедро снабжали огромные туристические автобусы, которые через каждый 10 минут подвозили новую партию страждущих взглянуть на имперские покои. И мы не стали поддаваться стадному чувству – не стали покупать билеты, а пошли просто погулять по французскому парку.

Дошли до фонтана Нептуна, сфотографировались и постояв у подножья холма, на котором находится Глориетт. Это классическая колоннада и арки, в центре которых Триумфальные ворота . Посмотрев на сооружение, взбираться в гору по петляющим дорожкам мы не решились, и повернули назад. Аллеи со скульптурами античных воинов, богинь и настраивали на возвышенный лад, По желтым листьям аллей двигались энтузиасты оздоровительного бега, им видимо было по душе разминаться именно здесь – на этих аллеях, по которым когда-то гулял сам император и его приближенные. Дворец и парк смотрелись величественно и богато. Конечно, Шернбурн не сравнишь с дворцами российских императоров – они средств не жалели, чтобы превзойти Европу. И это вовсе не усугубляло нищету, поскольку Россия все равно как была, так и оставалась нищей страной.

Любуясь прекрасный парк и античные скульптуры, клумбы и фонтаны, удивлялись: как же так? Все это великолепие, величавый пафос и торжество монархии рухнули в один миг. «Империя, над которой никогда не заходит солнце» не выдержала четырех лет войны. Правители ее сбежали. Последняя наследница австрийского престола торжественно похоронена в 1998 году в Императорском склепе францисканского храма в самом центре города. Побывать в усыпальнице королей интересно, но огромные металлические гробы производят гнетущее впечатление. Этими черными и серыми саркофагами с кружевами и фигурами, вязью. И какими - и разными украшениями уставлено несколько комнат в подземелье. Где-то лежат цветы, очевидно, регулярно приносимы служащими. Туристы фотографируют, переговариваются. А напротив, соврем рядом на расстоянии руки, в мрачных запаянных гробах истлевают останки императоров. А если вскрыть гроб, чтобы убедиться: действительно ли там находятся останки? Или все давно вынесено и сожжено, а э гробы - пустые кофры? Жаль, что не у кого было спросить. Все уповает в чинной торжественной скорби. После прогулки по парку Шернбурнского дворца, мы доковыляли до кафе. На ветру продрогли, поэтому сразу заказали два бокала теплого вина и еще штрудель с кофе. Шустрые и умелые ( наверно они знает слова на всех иностранных языках) официанты в строгих костюмах быстро принес заказ. Радует, что в Вене мало официантов азиатской наружности – работают серьезные мужчины.

Недалеко от Шербруна на улице Schloßstraße 52 имеется мемориальная доска посвященная И.Сталину. Мемориальные доски о Сталине имеется только на родине Сталина в Гoри. Здесь доска была установлена в годы советской оккупации Вены в 1949 году и указывает на дом, в котором в 1913 году жил Джугашвили и где он работал над книгой «Марксизм и национальный вопрос». Поскольку биография Сталина в последствии приписывалась и шлифовалась, чтобы массам предстал идеальный вождь, упоминаний, что рукопись правил Троцкий не содержится. Редакторскую правку вносил якобы Троцкий/, сделал и делал замечания в унизительно грубой форме, о чем молодой грузинский священник вспомнил через 20 лет. Хотя он об этом в своих воспоминаниях не указывает. Вернувшись в центр города, я оставил Тамару в одном из кафе, а сам поехал на улицу Фельберштрассе (Felberstrasse), где в доме 22 снимал комнату в 1909 году никому неизвестный художник Адольф Гитлер. Интересно разыскивать что-либо, находясь в культурной столице, где люди воспитанные и стараются помочь, объясняют, как пройти, рисуют схемы на листке, правильно произносят названия, поправляя произношение. Конечно, я не спрашивал первых встречных « А где тут у вас Гитлер жил?» просто интересовался, как пройти на улицу Фельбельштрассе. Она находится рядом с западным вокзалом, станция метро “Westbahnhof”. Согласно имеющейся у меня информации из книги Иоахима Феста молодой художник снимал комнату в доме 22. Сейчас в этом непримечательном четырехэтажном многоквартирном здании находится хостел, видимо, для гастарбайтеров – Do Step Inn. Ничего не говорит о далеком квартиранте. А вот в городе Блаунау на Инне перед домом, где родился будущий лидер Германии, установлен мемориальный камень. Конечно, на нем написано, что в память о жертвах фашизма. Но иначе как увековечить память о вожде немецкой нации? В настоящем мире олигархов, банкиров империалистов и сионистов это сделать довольно сложно. Остается заключить, что этот человек открыто выступил против мирового сионизма и олигархии и озарив светом погиб. Дом 22 не произвел впечатления, я предположил, что в книге могли намеренно изменить адрес, чтобы избежать паломничества к тем местам, что места связанные с биографией Гитлера. Однако другое яркое место, неотрывное от истории Австрии и биографии Гитлера скрыть невозможно. Это парадный балкон на здании Нового Бурга – резиденции австро-венгерского монарха. С этого балкона 13 марта 1938 году выступил канцлер Третьего Рейха с речью о воссоединении Германии и Австрии . Внизу, на площади Героев собралось десятки тысяч венцев горячо приветствовавших такое решение. Объединение немецкой нации приветствовали наверно 99 процентов граждан австрийской республики, не считая, разумеется, евреев, многие из которых вскоре покинули страну. Устроившись за столиком и заказ кофе, включив компик-планшет «Ай-пед», Тамара осталась в кафе. Возвращаясь я обнаружил рядом, на той же улице старинное заведение – пивной ресторан «Эстерхази Келлер», стены заведения увешены иллюстрациями из жизни графов венгерской династии Эстерхази. Туда мы отправились обедать. К моему удивлению нога у Тамары болеть перестала, и она придвигалась легко и свободно. Биргаден находился в подвале. Нужно было спуститься по двум пролетам крутых ступенек, и оказаться в мрачных, но весьма комфортно оборудованных катакомбах, где было просторные залы со столами и десятками стульев и скамеек. Можно сказать, что пивной бар находится на минус втором этаже. Цены в нем весьма демократичные, меню вменяемое, простое и доступное. Предлагался один сорт австрийского светлого пива – puntigamer panther. Порадовало, что в заведении можно было не пользоваться услугами официантов. В Москве общение с подающими еду мягко говоря не вдохновляет. Обычно это бедные приезжие из Азии или какие-то периферийные нечистоплотные людишки. Кто может гарантировать качество блюда, которое принесет такой официант? И откуда он его принес? Помыл ли он руки? Лучше самому подойти к столу раздачи, оплатить и забрать на подносе закуски, потом подойти к бармену и взять пива. А можно, конечно, занять место за столиком и сидеть ждать пока к тебе подойдет официант, сделает заказ, отправится на кухню и принесет еду. Сколько времени теряется! В зале перед входом за большим столом восседала шумная компания из наших соотечественников. Они видимо попробовали не только пива, но и вина, и шнапса. Во всяком случае, охотно прокомментировали их качество и посоветовали как сделать заказ. Эхо войны – зенитные башни в Вене. Они расположены треугольником, только два из этих комплексов представляют интерес. Комплексы флактурмов представляют два из них. Флактурмы третьего поколения расположились - один комплекс внутри казарм Штифтс и парке Эстерхази, второй - в парке Аугартен. В башне парка Астерхази находится «Музей моря.» Комплекс предыдущего, второго, поколения был построен в парке Аренберг. Дунайская башня – самая высокая точка для осмотра панорамы Вены. Рынок Нашмаркт. Блошиный рынок или барахолка. Интереснее всего здесь по субботам, когда на площадь за Нашмаркт стягиваются окрестные барахольщики. Находится на границе двух венских районов Виден и Мариахильф. Здесь, между двух бывших берегов речушки Вена, расположился старейший рынок в одноимённом городе - Нашмаркт. В остальные дни в павильонах и просто на улице здесь продается все что только возможно: сыры, овощи, фрукты, орехи, рыба и морские гады, хлеб, колбасы. специи. Любые продукты на любой вкус. Вечером моросил дождь. Я решил прогуляться по городу. Целый час я шагал как в былые времена по улицам с домами в стиле модерн и старинными дверями и решетками. Это, казалось, продолжением арбатских переулков, но очень длинное продолжение, поскольку в Москве всего лишь несколько кварталов исторической застройки доходными домами в конце 19 и начале 20 веков, а в Вене так застроен почти вся центральная часть. Музейный квартал. Побывали в музее современного искусства «Леопольд» музее. Перед входом огромная фотография обнаженного юноши в позе с известной картины Микеланджело. Мы посчитали, что сейчас там проходит выставка гомосексуалистов. Музей Леопольда славится эротическими рисунками Эгона Шиле, а еще — экстравагантными выходками. Например, когда как-то раз разрешили бесплатный вход всем обнаженным посетителям. Большинство, разумеется, были в купальниках, но десятка два человек не постеснялись заявиться в музей в чем мать родила. В музее проходила выставка «Нагие мужчины», чем можно объяснить большое число среди посетителей девушек и женщин разных возрастов. Вероятно, на это повлияла реклама – по всему городу развешены плакаты, на которых изображены обнаженные мужчины – мулат, белый и негр. С огромными пенисами. В кратком введении к экспозиции говорится, что предыдущие выставки, посвященные теме наготы, были в основном ограничены обнаженными фигурами женского пола. С представлением “голые мужчины” осенью 2012 в музее Леопольда выставка на разнообразная голых мужчин с 1800 года до настоящего времени. Благодаря представленным экспонатам со всей Европы выставка “голые мужчины” предлагает беспрецедентный краткий обзор описания обнаженных фигур мужчин. Начинаясь с периода Просвещения в 18-ом столетии, экспозиция сосредоточится, главным образом, на времени приблизительно в 1800 на тенденциях салонного искусства, так же как на искусстве приблизительно в 1900 и после 1945. В то же самое время на выставке показаны важные справочные работы из древнего Египта, Выставлены посуда с греческой живописи вазы и работ Ренессанса. Охватывая два столетия, представление покажет различные артистические подходы к предмету, конкурирующим идеям идеальной мужской модели так же как изменений в понятии красоты, изображении тела и ценностях. В музее «Альбертина» представлена, в частности, потрясающая выставка из собраний средневековой графики короля Максимилиана. Закончили день посещением музея графики «Альбенртина». Здание расположено в самом «сердце» исторической Вены, объединяет в себе атмосферу императорского дворца и шедевры высокого искусства. В этом музее собрана одна из наиболее значительных коллекций графики в мире. Вид из окна на узкий переулок замощенный булыжником, в доме-музее Амадея Моцарта.( находится за собором Св. Стефана.)единственно, что осталось со времен когда здесь жил великий композитор. В остальном довольно скучно. Хотя создатели музея постарались и соорудили интересную экспозицию. Оченб много информации общего характера. Рассказывающей о той эпохе,, когда жил и творил Моцарт. Наверно вскоре он станет национальным героем, если уже не стал. И глобалисты начнут продвигать не только конфеты «Моцарт», но и другие предметы ширпотреба названые его именем. Прогулявшись по пешеходной улице Кертнер соединяющей площадь перед собором Св. Стефна и Оперный театр, мы заходили в многочисленные магазина. И вот уже виден зеркальный дом Хаза, в котором отражается святой Стефан. Пошел дождь и мы остались в одном из кафе, наблюдая в окно за гуляющими под зонтами по улице туристами. Ходили по магазинам, пыталсь выбрать в магазинах что-нибудь из одежды, в основном изделия были турецкого пошива. И она ограничилась платьем и юбкой - подарками племяннице Саше.

 После музея « Альбертина» долго искали ресторан, где можно было бы поужинать отведав именно блюд национальной кухни. Смешно, кажется, теперь вспоминать, что я провел почти час рассматривая рисунки из коллекции Максимилиана. Двигался о одной цветной гравюры к другой. Экспозиция из 109 листов называется «Триумфальная процессия». Это впечатляющее монументальное произведение, только вторая часть которого длиной в 54 метра. Рисунками проиллюстрирована жизнь и достижения императора. Автор Albrecht Altdorter . Строго по заведенному порядку, по ритуалу выступает процессия из карет, всадников с флагами, даров и подарков, богатств и сокровищ, добытых в военных походах. Рассматриваешь рисунки и возникает чувство прикосновения к вечности. Настолько глубоко я увлекся средневековыми гравюрами, что забыл о времени, и только когда музейный служащий подошел ко мне и напомнил, что через 10 минут музей зарывается, я вспомнил, что Тамара видимо заждалась меня. И только я поспешил к выходу , сразу зазвонил телефон – Тамара утомилась от ожидания, решила позвонить и поторопить меня. Когда я вышел из музейного зала в фойе, я увидел, что она мирно сидит на скамейке, в руках у неё, как обычно, iPad и она увлеченного что-то читает. К сожалению, в этот раз мы опять не захватили с собой припасы, заготовленные во время завтрака, а поужинать было бы неплохо. Было досадно, что припасы бессмысленно лежат в номере в холодильнике, вместо того, чтобы быть у меня в сумке. Во второй день таким местом стал итальянский ресторанчик в центре города, в переулке и 100 метрах от главной пешеходной улицы Вены – улицы Грабен.

В последний день мы долго шли по опустевшим вечером улицам квартала Шпиттельберг в поисках подходящего заведения. И, наконец, остановились на одном из них, где поужинали на 50 Евро. Назывался ресторанчик ”Boheme”, находится в переулке Spittelberggass 19. В нем было спокойно и уютно, за соседним столиком расположилась итальянская пара, они тихо о чем-то говорили. Пришел официант, серьезный и добрый немного полный и пожилой австриец, принял заказ, сразу принес закуску и напитки. В этом ресторане мы решили выпить пива. Поскольку рейс задержали почти на полтора часа, в Домодедове мы были уже под утро. После бессонной ночи я чувствовал некоторую взвинченность и нервозность, это состояние еще усугублялось ощущение возвращения на родину. Раздражение от вида сытых таможенников, строгих продажных пограничников и отвратительных в своей продажной сущности пограничников, строгих но смешных от своей бессмысленности пограничников ( что они охраняют? Напустив на себя серьезный вид? ) Скорее для успокоения совести, чем в надежде, что мне вернут очки я шагал через весь аэропорт в отдел невостребованного багажа, так теперь называется Камера забытых вещей. Шел по огромным залам, где толпились невыспавшиеся пассажиры, без надежды, Моему удивлению и восторгу не было предела, когда девушка вынесла из подсобки черный футляр с моими очками. И заявила, что с вас за хранение 71 рубль. Порывшись в карманах я обнаружил, что все советские деньги оставил в сумке, тогда я высыпал ей на стол оставшиеся евро монеты, стоимость которых в несколько раз превышала 71 рубля. К счастью она согласилась на такой расчет.